tradicionalist (tradicionalist) wrote,
tradicionalist
tradicionalist

Category:

Классовая война или единство нации


В предыдущем разделе мы рассмотрели антинаучный характер марксизма. Эта доктрина никогда не предназначалась для поиска истины. Главной целью Маркса было уничтожить немецкое государство и открыть Германию для колонизации англо-американским сектантским
олигархатом. В предисловии к гегелевской «философии права» Маркс изложил свои цели предельно откровенно:


«Война немецким порядкам! Непременно война! Эти порядки находятся ниже уровня истории, они ниже всякой критики, но они остаются объектом критики, подобно тому как преступник, находящийся ниже уровня человечности, остаётся объектом палача. В борьбе с ними критика
является не страстью разума, она — разум страсти. Она — не анатомический нож, она — оружие. Её объект есть её враг, которого она хочет не опровергнуть, а уничтожить. Ибо дух этих порядков уже опровергнут. Сами по себе они недостойны стать предметом размышления — они
существуют как нечто столь же презренное, сколь и презираемое. Критике незачем выяснять своё отношение к этому предмету — она покончила с ним всякие счёты. Критика выступает уже не как самоцель, а только как средство. Её основной пафос — негодование, её основное дело —
обличение.»[1]

Знать Маркс ничего не хочет. Хочет добиться цели – уничтожить немецкое государство и пользуется для этого низкопробной демагогией. Главное в этой демагогии - вытравить из людей всякое сострадание, солидарность, любые человеческие отношения и посеять ненависть.Эту незатейливую методологию просто и откровенно описал Энгельс в письме Лаврову, разъясняя интеллектуальную кухню марксизма:


«Не отрицая преимуществ вашего метода критики, который я назвал бы психологическим, я выбрал бы другой метод. Каждый из нас испытывает на себе влияние той интеллектуальной среды, в которой он преимущественно вращается. Для России, где вы лучше меня знаете свою публику, и для пропагандистского журнала, который обращается к связующему эффекту, к нравственному чувству, ваш метод вероятно является самым лучшим. Для Германии, где ложная сентиментальность уже причинила и продолжает причинять такой неслыханный вред, он бы не годился, он был бы неправильно понят, был бы истолкован как сентиментальность. У нас скорее нужна ненависть, чем любовь, - по крайней мере прежде всего и в первую очередь необходим отказ от последних остатков немецкого идеализма, восстановление материальных факторов в их исторических правах. »[2]


Хвалёный «материализм» Маркса, как видим, не имеет никакого отношения к науке. Читателям Маркса не положено ничего знать, уметь, творить. Созидание – монополия «прогрессивной» западной олигархии, которую Маркс тащил в Германию. Все остальные должны вцепиться другтдругу в глотки и спалить свой дом, чтобы расчистить жизненное пространство для диктатуры олигархов.

Материализм Маркса – это лишь средство пропаганды и политической борьбы. Под видом «материализма» Маркс насаждает ненависть. Он навязывает людям закон джунглей, чтобы уничтожить в них все человеческое и превратить в зверей. Да и не материализм это вовсе. Сам Марксназывал свою доктрину «натурализмом»:


«коммунизм, как завершенный натурализм, равен гуманизму, а как завершенный гуманизм, равен натурализму; он есть действительное разрешение противоречия между человеком и природой, человеком и человеком... Мы видим здесь, что последовательно проведённый натурализм или гуманизм отличается как от идеализма, так и от материализма, являясь вместе с тем объединяющей их обоих истиной. Мы видим в то же время, что только натурализм способен понять акт всемирной истории »[3]


К кому же Маркс пытается вызвать эту животную классовую ненависть? Наивный читатель может подумать что к капиталистам, и ошибётся. Капиталист для Маркса «прогрессивный» и «революционный»: «В Германии, поскольку буржуазия выступает революционно, коммунистическая партия борется вместе с ней» – писал Маркс в своем «Манифесте».

Классовую ненависть Маркс разжигал к врагам «прогрессивной» крупной буржуазии: к социалистам из дворян, социалистам из крестьян и ремесленников, к социалистам интеллигентам на государственной службе. Маркс ненавидел даже школьных учителей:
Немецким абсолютным правительствам, с их свитой попов, школьных наставников, заскорузлых юнкеров и бюрократов, [немецкий социализм] служил кстати подвернувшимся пугалом против угрожающе наступавшей буржуазии.[4]
Ну а англо-американским олигархом, рвущимся к мировому господству, марксизм служил кстати подвернувшимся пугалом против всех видов социализма. Легко и непринуждённо переходя на личности, марксист клеветал на всех противников диктатуры олигархов, уличая их во всехсмертных грехах. Ведь согласно марксову «материализму», в человеке нет и не может быть ничего человеческого. Только классовые интересы. Сильный «не может» помочь слабому, сытый «не может» дать кусок хлеба голодному. Человек есть то что он ест. А спасение утопающих должно быть делом рук самих утопающих. Даже в семье люди друг друга «порабощают» и «эксплуатируют»: «жена и дети – рабы мужчины». Чтобы облегчить своим спонсорам - олигархам петь к мировому господству, Маркс настойчиво отталкивал от пролетариата всех, кто ему сочувствовал и пытался помочь.
Классовая ненависть или единство нации

Социализм ставит целью защитить свой народ от колониального гнёта глобалистской олигархии и обеспечить независимую модернизацию. Марксизм ставит целью разрушить нацию и сделать ее легкой добычей англо-американской олигархии. Социалистам нужно единство нации. Марксистам нужна ненависть, классовая война всех против всех и уничтожение государств.

Казалось бы, очевидная вещь, что разжигание ненависти в стране смертельно опасно, особенно перед лицом внешней угрозы, растущих колониальных амбиций Запада и его стремлением захватить жизненное пространство на востоке за счёт России. Казалось бы, разжигание ненавистинадо осудить, а единство нации считать безусловным благом.

К своему удивлению, в дискуссиях с сегодняшними марксистами обнаружил, что они категорически не согласны. Для них солидарность нации - это «фашизм», а разжигание классовой ненависти, по-прежнему, не только допустимо, но и желательно

- Солидарность нации...
- Путин и его олигархи говорят о солидарности нации ...
- Ленин - лидер национально-освободительной борьбы России
- Ты хочешь сказать что Ленин такой же фашист, как и ты?

Интересно что марксисты тут выступают хором с либералами, осуждающими «тоталитаризм». Но есть и различия. Для либералов только солидарность чужой нации «тоталитаризм». В своей нации они жёстко пресекают любое разжигание ненависти и вражды к любой социальной,расовой, религиозной, этнической группе, к любому классу и даже половой ориентации. Но единство чужой нации безусловно «фашизм» и «тоталитаризм».

У марксистов все наоборот. Ненависть они разжигают внутри своей нации. А империалистические страны, в их представлении, имеют полное право на солидарность.
Коллективизация как приступ классовой борьбы
Последним приступом классовой борьбы в СССР стала коллективизация. Судя по обрывкам информации, государство заподозрило крестьян в организации «хлебной стачки» - сговоре для срыва государственных закупок зерна с целью добиться повышения закупочных цен.

Насколько реально имел место сговор, а несколько снижение продаж зерна вызвано неурожаем сказать трудно, но государство решило объединить крестьянские семейные хозяйства в артели с более прозрачным учётом. Попутно решили ускорить освоение удалённых районов Сибири и крайнего Севера.

Идеологически кампанию оформили в привычных марксистских терминах, как классовую борьбу. Выпустили постановления «О ликвидации кулачества как класса». Документы той поры поражают правовым нигилизмом. Что впрочем не удивительно, поскольку нигилизм по отношению к праву вообще свойственен марксизму. Конечно когда речь о правах олигархов, марксизм стеной встаёт на защиту демократии и права. Но тут речь о «реакционном», «мелкобуржуазном» крестьянстве, дикарях и почти животных. О «идиотах деревенской жизни», в терминологии «Манифеста».

«Исходя из политики ликвидации кулачества как класса... ЦК постановляет: В районах сплошной коллективизации провести немедленно, а в остальных районах по мере действительного массового развёртывания коллективизации следующие мероприятия:


  • 1. Отменить в районах сплошной коллективизации в отношении индивидуальных крестьянских хозяйств действие законов об аренде земли и применении наёмного труда в сельском хозяйстве... Исключения из этого правила в отношении середняцких хозяйств должны регулироваться
    райисполкомами под руководством и контролем окрисполкома.


  • 2. Конфисковать у кулаков этих районов средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработке, кормовые и семенные запасы.

  • 3. В целях решительного подрыва влияния кулачества на отдельные прослойки бедняцко-середняцкого крестьянства и безусловного подавления всяких попыток контрреволюционного противодействия со стороны кулаков проводимым советской властью и колхозами мероприятиям, принять в отношении кулаков следующие меры:

    • • первая категория — контрреволюционный кулацкий актив немедленно ликвидировать путем заключения в концлагеря, не останавливаясь в отношении организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих организаций перед применением высшей меры репрессии;

    • • вторую категорию должны составить остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые подлежат высылке в отдалённые местности Союза ССР и в пределах данного края в отдалённые районы края;

    • • в третью категорию входят оставляемые в пределах района кулаки, которые подлежат расселению на новых отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках.


  • 4. Количество ликвидируемых по каждой из трех категорий кулацких хозяйств должно строго дифференцироваться по районам, в зависимости от фактического числа кулацких хозяйств в районе с тем, чтобы общее число ликвидируемых хозяйств по всем основным районам составлялов среднем, примерно, 3—5%.

Настоящее указание (3—5%) имеет целью сосредоточить удар по действительно кулацким хозяйствам и безусловно предупредить распространение этих мероприятий на какую-либо часть середняцких хозяйств.
Выселению и конфискации имущества не подлежат семьи красноармейцев и командного состава РККА. В отношении же кулаков, члены семей которых длительное время работают на фабриках и заводах, должен быть проявлен особо осторожный подход с выяснением положения соответствующих лиц не только в деревне, но и у соответствующих заводских организаций.
Это типичный пример попытки использования марксистской доктрины в практическом управлении государством. Авторы постановления не потрудились даже дать определение что такое «кулак». Просто велели больше 5% крестьян не высылать.

Поскольку не определено само «преступление», никакого доказательства вины в суде даже не подразумевалось. Единственная защита избиваемых советских граждан - ограничение числа высылаемых 5%. Но как отмечало очередное постановление, ретивые активисты умудрялись раскулачивать до 20% крестьян.

Хотя в постановлении речь идёт о высылке 70 тысяч кулаков, в Сибирь и на крайний Север отправились 1,8 миллиона людей. Люди лишались имущества, изгонялись из собственных домов, выбрасывались в чистом поле в удалённых мало пригодных для жизни местах без доказательства «вины» и возможностей защиты. Классовая война подразумевает что «вина» граждан назначенных «врагами» не требовала доказательств.

Конечно идеологический фактор не единственный фактор, приведший к катастрофе. Советское государство было ещё крайне слабо. в 20-х годах в СССР было 10 союзных министерств, и ни одного промышленного. На 10 министерств был один министр с высшим образованием. Министерство земледелия было создано в декабре 1929 года, а первого министра с высшим образованием получило в 1936 году. Численность органов НКВД и ГПУ составляла 30 тысяч человек. Разумеется, с такими силами было невозможно эффективно управлять страной. Но в марксистской доктрине управление не предусмотрено. «действия индивидов создают общество». Предполагается что индивиды самоуправляются.

За неимением государственной системы управления, коллективизацию поручили тому, что сегодня на Украине называется «гражданскими активистами». В деревню отправили 75 тысяч рабочих «25-тысячников». Зачем в деревне рабочие? Что они понимают в организации сельского хозяйства? Ничего не понимают, а отправили их туда из соображений классовой войны пролетариата с крестьянством.

Сталин не питал иллюзий на счёт качества таких «руководителей». Выступая на VIII съезде Комсомола, Сталин говорил:

«Охотников строить и руководить строительством у нас хоть отбавляй как в области сельского хозяйства, так и в области промышленности. А людей, умеющих строить и руководить, у нас до безобразия мало. И наоборот, невежества у нас в этой области тьма-тьмущая. Более того, у нас есть люди, которые готовы воспевать нашу некультурность. Если ты неграмотен или пишешь неправильно и кичишься своей отсталостью, – ты рабочий “от станка”, тебе почёт и уважение. Если ты вылез из некультурности, научился грамоте, овладел наукой, – ты чужой “оторвался” от масс, перестал быть рабочим.

Я думаю, что мы не двинемся вперёд ни на шаг, пока не вытравим этого варварства и дикости, этого варвара скота отношения к науке и людям культурным. Рабочий класс не может стать настоящим хозяином страны, если он не сумеет выбраться из некультурности, если он не сумеетсоздать своей собственной интеллигенции, если он не овладеет наукой и не сумеет управлять хозяйством на основе науки... Нам нельзя теперь ограничиваться выработкой коммунистических кадров вообще, большевистских кадров вообще, умеющих поболтать обо всем понемножку.

Дилетантство и всезнайство – теперь оковы для нас. Нам нужны теперь большевики-специалисты по металлу, по текстилю, по топливу, по химии, по сельскому хозяйству, по транспорту, по торговле, по бухгалтерии и т.д. и т.п. Нам нужны теперь целые группы, сотни и тысячи новых кадров из большевиков, могущих быть хозяевами дела в разнообразнейших отраслях знаний.»[6]

Но проводить сложнейшую реформу отправили именно таких охотников руководить, «умеющих поболтать понемногу обо всем». Других просто не было. Но хуже того, перед отправкой их накачали классовой ненавистью к крестьянству, чувством классового превосходства, русофобиеймарксизма. Наделили неограниченными полномочиями, освободили от ответственности и пообещали карьерку в случае успеха.

Во что это вылилось описано как в массе официальных документов, так и в письмах Шолохова Сталину:

«Было официально и строжайше воспрещено остальным колхозникам пускать в свои дома ночевать или греться выселенных. Им надлежало жить в сараях, в погребах, на улицах, в садах. Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью — будет сам выселен с семьёй. Ивыселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый рёвом замерзающих детишек, пускал своего выселенного соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день круглые сутки жили на улице. Днём, как тени, слонялись около своих замкнутых домов, а поночам искали убежища от холода в сараях, в мякинниках. Но по закону, установленному крайкомом, им и там нельзя было ночевать! Председатели сельских советов и секретари ячеек посылали по улицам патрули, которые шарили по сараям и выгоняли семьи выкинутых из домов колхозников на улицы.

Я видел такое, что нельзя забыть до смерти: в хуторе Волоховском Лебяженского колхоза, ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов жгли на проулках костры и сидели возле огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детский крик стоял над проулками. Да разве же можно так издеваться над людьми? ...

В Ващаевском колхозе колхозницам обливали ноги и подолы юбок керосином, зажигали, а потом тушили: «Скажешь, где яма? Опять подожгу!» В этом же колхозе допрашиваемую клали в яму, до половины зарывали и продолжали допрос.

В Наполовском колхозе уполномоченный РК кандидат в члены бюро РК Плоткин при допросе заставлял садиться на раскалённую лежанку. Посаженный кричал, что не может сидеть, горячо, тогда под него лили из кружки воду, а потом «прохладиться» выводили на мороз и запирали в амбар. Из амбара снова на плиту и снова допрашивают...

В Архиповском колхозе двух колхозниц, Фомину и Краснову, после ночного допроса вывезли за три километра в степь, раздели на снегу догола и пустили, приказав бежать к хутору рысью...

В Затонском колхозе работник агитколонны избивал допрашиваемых шашкой. В этом же колхозе издевались над семьями красноармейцев, раскрывая крыши домов, разваливая печи, понуждая женщин к сожительству...

В Верхне-Чирском колхозе комсодчики ставили допрашиваемых босыми ногами на горячую плиту, а потом избивали и выводили, босых же, на мороз...

В Колундаевском колхозе разутых до боса колхозников заставляли по три часа бегать по снегу. Обмороженных привезли в Базковскую больницу.»[7]

Можно вспомнить что советское правительство то и дело издавало постановления о борьбе с перегибами в выполнении постановлений принятых несколькими месяцами ранее. Но это лишний раз доказывает крайне низкий уровень профессионализма в системе государственного управления, а так же самоубийственность самой идеи разжигания классовой войны. в собственной стране.

К тому же, классовая ненависть не только сделала совершенно незащищёнными крестьян. Но и коллективизаторы - линчеватели избегали ответственности как «социально близкие». Вот постановление Верховного суда требует не допускать перегибов в борьбе с перегибами:
«Учитывая, что судебные органы не в достаточной степени выполнили директиву крайсуда об упоре не столько на количество, сколько на качество процессов по делам, связанным с перегибами, искривлениями и администрированием при коллективизации, а в некоторых случаях даже допустили перегибы в деле борьбы с перегибами, — признать:

  • 1. При рассмотрении дел о перегибах более осторожно и дифференцированно подходить к допустившим перегибы работникам, тщательно учитывать их социальное положение, степень злостности и наличие умысла при совершении допущенных ими перегибов. Суды должны приэтом иметь в виду, что в дальнейшем судебная репрессия по таким делам должна иметь место главным образом в отношении чуждых и примазавшихся элементов, специально стремившихся дискредитировать проводимые партией и правительством мероприятия, а также в отношении лиц, перегибы которых сопровождались мародёрством, изнасилованиями, корыстным захватом чужого имущества и т. п.

  • 2. Учитывая, что дальнейшее массовое возбуждение дел о перегибах не представляется целесообразным, предложить президиуму крайсуда по согласовании с краевым прокурором дать на места директиву о том, чтобы в дальнейшем такие дела возбуждались исключительно с санкции окружного прокурора и рассматривались исключительно окружными судами.»[8]

Наказывать коллективизатора можно только чуждых, за мародёрство и изнасилования, учитывая социальное положение. Ограбленный и высланный крестьянин в суд обращаться не мог совсем.
Разумеется, ретивые и не обременённые образованием, совестью и интеллектом коллективизаторы горели желанием отличиться. Поэтому, за первый год действия закона «"О трёх колосках> осуждено 293 тысячи человек. В том числе 166 тысяч осуждены на 10 и более лет заключения. К расстрелу 14 тысяч. Дя сравнения, в 2019 году в РФ за кражу осудили 27 тысяч человек. Из них минимум половину к условным срокам и никого на 10 лет.

Именно от такого рвения карьеристов, подкреплённого классовой ненавистью, вместо предполагаемых постановлением правительства 70 тысяч человек, в Сибирь и на крайний север было выслано 1,8 миллиона. Разумеется, при таком перевыполнении плана, переселенцам не хватало выделенных правительством ресурсов ни по пути следования, ни в местах ссылки, что привело к массовой гибели. 240 тысяч человек погибло в пути и в первые два года ссылки.

«В рапорте М.Бермана от 8 июня 1933 г. на имя Г.Г.Ягоды отмечались следующие неблагополучные, по его мнению, моменты в комплектовании и организации эшелонов с выселенными кулаками: высокая смертность и заболеваемость сыпным тифом, острожелудочными заболеваниями и даже натуральной оспой; очень много истощённых, стариков, не могущих быть совершенно использованными; поголовная вшивость; полнейшее пренебрежение к учёту (отсутствие личных дел, постановлений о выселении, искажения фамилий, неполнота учётных данных и т.п.); даже засылка людей, не подпадающих под действие постановления СНК СССР за ь775/146с от 20 апреля 1933 г.; после прибытия эшелонов к месту назначения иногда выясняется, отмечал М.Берман, что среди выселенных имеются рабочие, комсомольцы, иностранцы.»[9]


Думаю рвение коллективизаторов резко снизилось бы если за такие художества они моглли понести реальную ответственность, если бы дела высылаемых кулаков проходили через суд, если бы не разжигалась классовая ненависть.

Позднее государство сделает выводы и разжигать классовую ненависть перестанет, а в 1933 году оно пожинало плоды классовой войны, которую само же разожгло: смертельный голод, уполовиненное поголовье коров и лошадей, остановку экспорта зерна, а значит и потока валюты, необходимой для закупки технологий и оборудования для индустриализации, массовое недовольство.
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments